Федеральный список экстремистских материалов

Материал из Вики-КОБ (Концепция общественной безопасности)
Перейти к: навигация, поиск

Федеральный список экстремистских материалов это — и цензура, запрещённая ст. 29, часть 5 конституции РФ, и унижение достоинства личности всех граждан, запрещённое без каких либо оговорок ст. 21, часть 2 конституции, и посягательство правящей «элиты» на лишение многонационального народа статуса носителя суверенитета и источника власти (статья 3, часть 1 конституции РФ).

Таким образом в юридическом аспекте существование Федерального списка экстремистских материалов противоречит действующей конституции страны.

Всё изложенное ниже — юридический ликбез. Это обязаны понимать депутаты Госдумы, сенаторы, сменяющиеся по истечении сроков полномочий гаранты конституции, Генеральный прокурор РФ, члены Верховного и Конституционного судов, руководство Минюста, судьи, адвокаты, прочие юристы и правозащитники. Но вопреки этому Федеральный список существует и пополняется на протяжении более чем 10 лет[1], препятствуя общественному развитию России.

Содержание

Идеологию нельзя уничтожить силой — на примере Хитлеризма

Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это дело политических взглядов. Но любой человек поймёт, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с ней войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война “за уничтожение гитлеризма”.
Молотов В.М. Доклад о внешней политике Правительства //

Внеочередная пятая сессия Верховного Совета СССР 31 октября - 2 ноября 1939 г. Стенографический отчет.

 — Издание Верховного Совета СССР, 1939. — С. 7-24.

История подтвердила правоту этого мнения В.М.Молотова:

  • хотя третий рейх был разгромлен и прекратил военные действия, подчинившись требованию союзников о безоговорочной капитуляции, хотя в Германии была проведена денацификация, а на территориях, подвергшихся германской оккупации выявлялись и подвергались репрессиям пособники хитлеровцев,
  • спустя почти 70 лет после завершения второй мировой войны ХХ века практически во всех государствах Европы и обеих Америк, в Австралии, в ряде государств Азии, и даже в Африке Адольф Хитлер — кумир для некоторой части населения, в том числе и для тех, кто родился и сформировался как личность в послевоенные годы в условиях политики государственного порицания хитлеризма, а в России «Майн Кампф» включена в Федеральный список экстремистских материалов под номером 6041; запрещена она и в некоторых других государствах.

Причины такого положения дел просты: идеология — обобщённое оружие (средство управления) уровня третьего приоритета, а военная сила — обобщённое оружие (средство управления) уровня шестого приоритета. Быстродействие на уровне шестого приоритета выше, но результат победы, достигнутой только на уровне шестого приоритета обобщённых средств управления (оружия), не гарантирует от последующего поражения на более высоких приоритетах — в частности, на третьем.

Но необратимый разгром противника на уровне третьего приоритета требует превосходства над ним на уровне второго и первого приоритетов обобщённых средств управления / оружия.

Иначе говоря, если бы хитлеризм был разгромлен идейно, т.е. интеллектуально, то наличествующая ныне глобальная ситуация, в которой А.Хитлер — кумир многих, а «Майн Кампф» оценивается многими как жизненно состоятельный рецепт разрешения проблем глобальной цивилизации, была бы невозможна. Если бы хитлеризм был разгромлен идейно, то «Майн Кампф» осталась бы просто печальным памятником истории, с которым каждый мог бы ознакомиться, и общества не находились бы под угрозой того, что идеология хитлеризма возродится, и под её властью окажутся сколь-нибудь социально значимые слои общества или какие-то государства.

Первый перечень запрещённых книг породила церковь имени Христа, и он показал свою полную несостоятельность

Официальная иерархия отвергла часть евангелий, которые получили название «апокрифических», и некоторые «неканонические» ветхозаветные книги. Чтение их без благословения церковью считалось «неблагочестивым», а их пропаганда каралась просто отлучением от церкви. Когда же церковь подмяла под себя государства Европы, то создала «святую» инквизицию, которая, вынеся вердикт, о том, что обвиняемый — упорствующий еретик или сатанист, не желающий признать свои заблуждения, передавала его светским властям, и те заключали его в тюрьму или прилюдно живьём сжигали на костре уже́ на основе светских законов.

Первый «Индекс запрещённых книг» был опубликован в 1529 г. Последнее 32‑е издание «Индекса» вышло в свет в 1948 г. и включало в себя 4000 изданий, как сообщает Википедия, «запрещённых из-за ереси, аморальности, элементов порнографии, политической некорректности и т.д.». Официально Рим отменил действие «Индекса» только в 1966 г.

Римская курия пыталась использовать «Индекс запрещённых книг» в качестве средства защиты паствы от идеологов реформации. Но реформация если и не одержала над Римом безоговорочной победы, то лишила католицизм монополии на идеологическое обеспечение политики — как в ряде бывших католических государств, так и в особенности — глобальной политики. После подписания Вестфальского мира (1648 г.), завершившего тридцатилетнюю войну, эпоха Римско-католической идеологической тирании ушла в прошлое. К моменту отказа от «Индекса запрещённых книг» в 1966 г. католическая иерархия оставалась хотя и значимым, но всего лишь одним из многих субъектов глобальной политики и политики ряда государств, утратив во многих некогда католических государствах своё влияние.

Т.е. «Индекс запрещённых книг» показал свою полную несостоятельность в деле сохранения исторически сложившегося (к моменту появления «Индекса») политико-идеологического режима католицизма.

Мнения Президента РФ В.В.Путина о запрещении материалов

В соответствии с ФЗ от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»:

Президент Российской Федерации:
  • определяет основные направления государственной политики в области противодействия экстремистской деятельности;
  • устанавливает компетенцию федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых он осуществляет, по противодействию экстремистской деятельности.

Когда президент РФ В.В.Путин встречался со студентами юридических вузов и факультетов Москвы 3 декабря 2013 г., встал вопрос о юридических запретах на доступ к информации в интернете, к тем или иным сайтам:

Нужно просто, чтобы в сознании людей и пользователей интернета, и провайдеров устаканились и определённые правовые нормы, и морально-нравственные. Видимо, для этого нужно время. Но это зависит от всех, кто в интернете сидит, кто пользуется интернетом, от понимания того, что от этого зависит будущее нашей страны в значительной степени. Потому что ведь сегодняшние и будущие поколения, воспитанные на интернете, всё-таки немножко отличаются от тех, кто просто на книжках Тургенева воспитывался. Это чрезвычайно важная вещь, и от этого в известной степени зависит и будущее России.

Но просто свернуть это, технологически и юридически всё запретить – абсолютно неправильно, это самый простой и вредный путь. Это всё равно что, знаете, запретить статью, книжку. Это невозможно. Если она, по вашему мнению, является плохой, вредной, нужно талантливо, грамотно, своевременно ответить, с тем чтобы потребители одной и другой информации могли сравнить и сказать: да, пожалуй, этот парень-то поумнее будет, а первое мнение совершенно никуда не годится, вредное, нужно выбросить его на свалку истории.

Это я так, в общих чертах, но подход в целом должен быть такой. Это должны быть фундаментальные подходы, а не сиюминутное желание задушить, схватить и не пустить. Но опасности там, конечно, есть, и мы, безусловно, должны об этом думать.

Когда президент РФ В.В.Путин встречался с молодыми учёными и преподавателями истории, встал вопрос о запрете фильмов, сайтов или изданий в нашей стране:

О.ЗАКИРОВ: Все последние годы государство активно поддерживает патриотическую тематику в сфере культуры, в образовании, в развитии научных исследований, поддерживаются патриотические медийные проекты. Но в то же время, нельзя не замечать тех фактов, что зачастую через издания, фильмы, интернет-ресурсы или даже компьютерные игры до самой широкой аудитории доходят псевдоисторические, ложноисторические трактовки, иногда напрямую политизированные фальсификации. В том числе, конечно, подвергаются фальсификации самые важные страницы нашего прошлого, такие как история Великой Отечественной войны, как история отношений России с Украиной, с другими близкими нам странами, народами.

О запрещении каких-то фильмов, сайтов или изданий в нашей стране, конечно, речи не идёт, но можно ли в этой сфере достигнуть эффективного замещения, если можно так сказать? Как, на Ваш взгляд, объективные, взвешенные, патриотические произведения культуры и научной мысли могут сделать ложные исторические опусы неконкурентоспособными и лишить их массовой аудитории? Понятно, что всегда найдутся любители сенсаций, каких-то тайн, того, что ложно преподносится как новые открытия в науке или новые объективные интерпретации. Но всё-таки как, на Ваш взгляд, мы можем сделать академическую науку и её результаты более востребованными в широкой среде: читательской аудитории, зрительской аудитории, – поскольку исторические фильмы, программы тоже в значительной степени влияют на историческое сознание, на память?

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Вы совершенно точно сказали, Олег, что запрещать ничего нельзя, вообще ничего нельзя запрещать, кроме вещей, которые носят чисто криминальный характер, и законодатели к этим явлениям так и относятся: как к криминалу. Что касается всяких других проявлений негативного характера, но не попадающих под раздел криминала, то с ними можно бороться только одним способом: противопоставить им более основательную и более ярко изложенную точку зрения. Мы сейчас ходили, Ирина Яковлевна показывала мне выставки, и мы обратили внимание на то, что период гражданской войны – очень тяжёлое испытание для всего нашего народа, хорошо это или плохо, но большевистские лозунги и плакаты выглядели ярче, лаконичнее и действовали наверняка эффективнее. Кроме всего прочего, это было ещё модно, потому что продолжения войны никто не хотел, они выступали за прекращение войны. Правда, они надули общество. Ну, конечно, вы сами знаете: «Земля – крестьянам, фабрики – рабочим, мир – народу!» Мира не дали, потому началась гражданская война, фабрики и землю отобрали, национализировали, так что надувательство полное, стопроцентное.

РЕПЛИКА: Надувать некрасиво.

В.ПУТИН: Нет, надувать некрасиво. Но во всяком случае [сделали это] изящно. Не только это, но и это тоже наверняка сыграло в их пользу. Поэтому защита своих собственных взглядов и интересов должна быть основательной, талантливо исполненной, и содержание должно быть хорошее, и обёртка должна быть яркой и производящей впечатление на умы.

Я не могу сказать, что государство здесь эффективно работает, но всё-таки в последнее время, на мой взгляд, есть определённые изменения к лучшему. Но государство никогда не сможет быть эффективным по этому направлению работы. Эффективным может быть только само общество, если осознает важность тех подходов, которые оно, само общество, считает нужными для себя, для своей страны, для народа, для конкретных людей.

Наша с вами (позволю себя назвать вашим коллегой) задача заключается в том, чтобы убедить подавляющее большинство граждан страны в правильности, в объективности наших подходов и презентовать этот результат вашей работы обществу. Выиграть умы, побудить людей самих занять активную позицию на основе тех знаний, которые вы презентуете в качестве объективных. Но я и призываю вас к объективности на всём протяжении нашей истории в этих исследованиях.

Когда мы убедим наших людей, подавляющее большинство людей в том, что наша позиция и правильная, и объективная, и справедливая, и покажем, что такая позиция идёт на пользу обществу, государству и людям, у нас появятся миллионы и миллионы сторонников. Собственно говоря, так в последнее время и происходит. Когда мы показываем, что мы правы и наши действия справедливы и внутри страны, и на внешней арене, мы приобретаем огромное количество сторонников. Это так же, как с законами: их пишут тысячи, а как их обойти – над этим думают миллионы. Если мы так подадим свою позицию, мы завоюем этим миллионы сердец и умов, и это пойдёт изнутри. Но для этого, конечно, нужны такие серьёзные исследования, серьёзная работа, работа в архивах, с материалами. Задача государства будет заключаться в том, чтобы помочь вам донести до общественности значимость ваших исследований; если сказать современным языком, шершавым языком плаката, который мы сейчас смотрели, – презентовать, отрекламировать. Будем стараться.

Федеральный список экстремистских материалов это — цензура, запрещённая ч.5 ст.29 Конституции РФ

Статья 29 конституции РФ 1993 г. гласит:

1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

Эти положения неоднозначно понимаемы, в силу чего не всегда и не во всём в реальной правоприменительной практике совместимы друг с другом.

«ЦЕНЗУРА (лат. censura) — контроль официальных властей за содержанием, выпуском в свет и распространением печатной продукции, содержанием и исполнением (показом) сценических постановок, радио — и телевизионных передач, а иногда и частной переписки (перлюстрация), с тем, чтобы не допустить или ограничить распространение идей и сведений, признаваемых этими властями нежелательными или вредными. По способу осуществления делится на предварительную и последующую. Предварительная Ц. предполагает необходимость получить разрешение на выпуск в свет книги, постановку пьесы и т.д., последующая (карательная) заключается в оценке уже опубликованных изданий и принятии запретов или ограничений в отношении тех, которые нарушают требования Ц. Большинство современных конституций, провозглашая свободу информации, прямо запрещают Ц. (в т.ч. Конституция РФ). Однако во всех странах мира введение Ц. допускается, если объявлен режим чрезвычайного или военного положения».[2]

Соответственно определению термина «цензура», взятому из «Большого юридического словаря», и соответственно статье 29 часть 5 конституции РФ, имеющей прямое действие и высшую юридическую силу, Федеральный список экстремистских материалов России существовать не должен.

Термины «пропаганда» и «агитация» юридически ничтожны из-за их неоднозначности

Возникает вопрос: Как запрет цензуры (ст. 29.5 конституции РФ), совместить с конституционным запретом на пропаганду и агитацию, «возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду» и запретом пропаганды «социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства» (ст. 29.2 конституции РФ)?

Чтобы ответить на него, также придётся выяснить, что юридически означают термины «пропаганда» и «агитация». И здесь сразу же выясняется, что юридически ни тот, ни другой ничего не означают, в частности потому, что определения обоих терминов отсутствуют в законах и наиболее авторитетных юридических словарях. В других словарях эти термины определены, но эти определения носят характер общекультурных.

ПРОПАГАНДА (от лат. propaganda — подлежащее распространению) — популяризация и распространение политических, филос. религиозных, научных, художественных или иных идей в обществе посредством устной речи, средств массовой информации, визуальных или иных средств воздействия на общественное сознание. В узком смысле под П. понимается лишь политическая или идеологическая П., осуществляемая с целью формирования у масс определенного политического мировоззрения. Политическую П. можно рассматривать как систематическое воздействие на сознание индивидов, групп, общества в целом для достижения определенного результата в области политического действия.

Чисто технологически П. — это процесс передачи определенных идей или комплексов идей аудитории с расчетом на их усвоение ею. Специфика состоит в том, что аудитория, т.е. объект воздействия, определяется самим пропагандистом, и при этом он должен не только преподносить ту или иную идею в виде, удобном для восприятия, но и способствовать ее воплощению в жизнь. Всякая П. имеет конкретную цель и рассчитана на инициирование практической деятельности (выделено нами жирным при цитировании), в этом состоит ее отличие от агитации, направленной на стимулирование деятельности по осуществлению пропагандируемых идей. Поэтому П., как правило, содержит не просто идеи, а набор конкретных установок, простых и ясных руководств к действию. П. как коммуникационный процесс предполагает взаимодействие сознаний пропагандиста и аудитории, происходящее путем усвоения устных или письменных форм речи, а также образов. Но глубинный смысл П. заключается в ее эмоциональном воздействии на аудиторию посредством передачи настроений, чувств и специально созданных психосемантических формул.[3]

АГИТАЦИЯ (от лат. agitatio — приведение в движение — побуждение к чему-либо), распространение идей для воздействия на сознание, настроение, общественная активность масс с помощью устных выступлений, средств массовой информации. Тесно связана с пропагандой.[4]
В работе "Что делать?" Ленин отметил интересное различие между этими двумя концепциями: агитацией и пропагандой. Он писал: "Агитация это для неграмотных масс, которым нужно представлять одну простую мысль, которую путем постоянного повторения можно вдолбить в мозги. Пропагандист же, с другой стороны, имеет дело с более сложным делами и идеями — такими многочисленными, что их могут понять лишь немногие люди". Поэтому агитатор, по Ленину, более склонен к устному слову, а пропагандист — к печатному.[5]

В понимании ВП СССР:

  • «пропаганда» — действия, направленные на формирование определённого мировоззрения и миропонимания в обществе в целом либо в тех или иных социальных группах;
  • «агитация» — действия, направленные на начало или активизацию деятельности, на основе мировоззрения и миропонимания, сформированного исторически сложившейся культурой или пропагандой.

Вследствие отмеченных выше культурологических особенностей понимания терминов «пропаганда» и «агитация» и их взаимосвязей эти термины юридически ничтожны. Но их неопределённость открывает простор для злоупотреблений принципом «закон — что дышло: куда повернул — туда и вышло» в угоду той или иной политической конъюнктуре. И бессовестные юристы этой возможностью массово злоупотребляют, когда занимаются фабрикацией дел по статьям 280[6] и 282[7] УК РФ и ряду других статей.

Что касается конституционного запрета пропаганды и агитации, «возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду», и пропаганды «социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства», то создание и расширение Федерального списка экстремистских материалов не способно в принципе решить эту задачу, что подтверждает многовековой исторический опыт применения «Индекса запрещённых книг» католической церковью и перечней запрещённых книг, производимых в разные времена властями разных государств в разное время. Причины просты: нравственная порочность и слабоумие инициаторов запрета обрекает их на поддержание режима жизни общества, приговорённого свыше к искоренению из жизни.

Существование списка экстремистских материалов препятствует профилактированию экстремизма

Как отмечено в приведённой статье «Философского словаря», пропаганда никогда не бывает бесцельной. Практически это означает, что предложение, сделанное одним лицом другому лицу прочитать «Майн Кампф» и предоставление текста этого произведения А.Хитлера может преследовать две взаимоисключающие цели:

  • пропаганда идеологии хитлеризма;
  • ознакомление с идеологией хитлеризма для того, чтобы человек мог убедиться в её историко-политической неадекватности и непригодности к выявлению и разрешению проблем современности.

Для эффективного решения и той, и другой задачи — свободный и безнаказанный доступ к «Майн Кампф» во всей её полноте необходим. Причём для решения второй задачи он ещё более необходим, чем для решения первой, поскольку полный текст «Майн Кампф» позволяет пропагандистам хитлеризма сформировать нарезку фрагментов из неё, которая представит хитлеризм справедливейшей социальной доктриной, которую оклеветали враги рода человеческого. Опровергнуть это можно только соотнося полный текст «Майн Кампф» с историей. Т.е. этот конкретный пример показывает, что существование Федерального списка экстремистских материалов препятствует политике профилактирования возрождения нацизма и адаптации его идеологии к условиям современности и обозримой глобально политической перспективы.

Федеральный список экстремистских материалов сам является экстремистским материалом

Сам Федеральный список экстремистских материалов является экстремистским материалом, в частности потому, что под номером 2219 в нём содержится стихотворение под названием «Убей жида», что является прямым и безальтернативно однозначно понимаемым призывом к массовым убийствам по признаку принадлежности потенциальных жертв к определённой социальной группе, к тому же неоднозначно идентифицируемой, и этот призыв опубликован в интернете без каких-либо ограничений доступа; ссылку на решение суда правомерно расценивать как скрытую рекламу призыва к геноциду по принципу «доказательство от противного» — «запретный плод — особо притягателен».

Существование списка экстремистских материалов является составом преступления, предусмотренного ч.2 ст.282 УК РФ

Если соотноситься со статьей 282 УК РФ, то оказывается, что существование Федерального списка экстремистских материалов является составом преступления, предусмотренного частью 2 указанной статьи — унижение человеческого достоинства, совершаемое (в данном случае органами государственной власти) с применением насилия или угрозой его применения, лицами с использованием своего служебного положения, организованной группой.

Статья 21, часть 1 конституции РФ, имеющая высшую юридическую силу и прямое действие, провозглашает:

Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

Наличие же Федерального списка экстремистских материалов означает, что по умолчанию государственная власть подразумевает следующее:

  • если человек прочитает «Майн Кампф» А.Хитлера (№ 604 в Списке), то он безальтернативно автоматически станет убеждённым хитлеровцем;
  • если он прочитает, какую-то ваххабитскую литературу, то он безальтернативно автоматически станет мусульманским экстремистом-террористом;
  • если он прочитает «Международное еврейство» Г.Форда (№ 459 в Списке) или «Записку о ритуальных убийствах» В.И.Даля (№ 1494 в Списке), то он безальтернативно неизбежно станет «антисемитом»;
  • и так далее до номера 2219 по состоянию на 20 февраля 2014 г.

Эта логика запрета подразумевает, что все без исключения граждане России — безнадёжные и неисправимые идиоты, которые не в состоянии выработать своего мнения по всем вопросам, которые затронуты в материалах, включённых в Федеральный список экстремистских материалов. И якобы только представители государственной власти обладают неоспоримым умом и сообразительностью, превосходя в этом почти всем известную по мультфильму «Тайна третьей планеты» птицу-говоруна. Такой подход отрицает и положение конституции РФ, прописанное в ст. 3, часть 1:

Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

Государство, введя в действие и постоянно расширяя Федеральный список экстремистских материалов, унижает достоинство личности всех без исключения граждан России вопреки ст. 21.1 Конституции страны, признавая всех без исключения граждан идиотами без медицинского освидетельствования каждого из них в установленном законом порядке.

Приложения

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. N 11 г. Москва «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»

Из текста Постановления:

7. [...] Под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц. Критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды.
8. Преступление, предусмотренное статьей 282 УК РФ, совершается только с прямым умыслом и с целью возбудить ненависть либо вражду, а также унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе.

[...]

Не является преступлением, предусмотренным статьей 282 УК РФ, высказывание суждений и умозаключений, использующих факты межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений в научных или политических дискуссиях и текстах и не преследующих цели возбудить ненависть либо вражду, а равно унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе.

Документы Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации

20 сентября 2017 года:

11.Комитет испытывает озабоченность в связи с тем, что определение экстремистской деятельности, как содержится в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности», сохраняет расплывчатый и широкий характер, что еще больше усугубляется новыми положениями Уголовного кодекса аналогичного содержания, и в связи с тем, что в законе не предусмотрены четкие и точные критерии на тот счет, каким образом материалы могут быть отнесены к категории экстремистских. Комитет испытывает особенную озабоченность в связи с тем, что такие широкие определения могут быть использованы произвольно, чтобы заставить замолчать индивидов, и в особенности тех, кто принадлежит к группам, уязвимым по отношению к дискриминации, таким как этнические меньшинства, коренные народы или неграждане. Он также испытывает озабоченность в связи с продолжающейся квалификацией некоторых неправительственных организаций (НПО) в качестве иностранных агентов, что может оказывать негативное воздействие на их оперативную деятельность, а в некоторых случаях и приводит к их закрытию. Многие НПО поощряют и защищают права этнических или религиозных меньшинств и коренных народов. Комитет далее испытывает озабоченность в связи с принятым в 2015 году Федеральным законом № 129-ФЗ, который наделяет Генерального прокурора и его заместителей правом признавать «нежелательными» иностранные или международные организации, если они решат, что данная организация представляет угрозу национальной безопасности (статьи 2 и 4). 12. Комитет повторяет свою рекомендацию (CERD/C/RUS/CO/20-22, пункт 13) государству-участнику скорректировать определение экстремизма в Законе «О противодействии экстремистской деятельности » и в статьях 280 и 282 Уголовного кодекса, с тем чтобы оно было сформулировано четко и ясно в соответствии со статьей 4 Конвенции. Государству-участнику также предлагается упразднить Федеральный список экстремистских материалов. Комитет также рекомендует пересмотреть федеральные законы о некоммерческих организациях и о «нежелательных организациях» с целью обеспечить, чтобы НПО, и в том числе те, которые работают с этническими меньшинствами, коренными народами, негражданами и другими уязвимыми контингентами, подверженными дискриминации, были в состоянии безо всякого ненадлежащего вмешательства эффективно вести свою работу по поощрению и защите прав, содержащихся в Конвенции.

Примечания

  1. За 10 лет своего существования Федеральный список превысил половину того количества запрещённых книг, которое католическая церковь включила в свой «Индекс» в течение 400 лет. Т.е. по устремлённости к насаждению тупой верноподданности юридическая система РФ многократно превосходит Римскую курию.
  2. Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М. А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева. 2003. Идентичное определение даёт и «Большой юридический словарь» под редакцией В.Н.Додонова. — М.: Инфра-М. 2001 г. Аналогично термин «цензура» определяет и политическая наука. См.: Политическая наука: Словарь-справочник. сост. проф. пол. наук Санжаревский И.И.. 2010. Политология. Словарь. — РГУ. В.Н. Коновалов. 2010. Публикации в интернете: http://dic.academic.ru/dic.nsf/politology/3205.
  3. «Большой юридический словарь» А.Я.Сухарева и др. не даёт определения термину «пропаганда», а ограничивается только определением термина «Пропаганда войны». То же касается и «Большого юридического словаря» под редакцией В.Н.Додонова. Это наследие времён СССР, поскольку пропаганда войны в СССР была уголовным преступлением. Поскольку юридические словари не дают общего определения, то мы пользуемся определением из словаря: Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарика. Под редакцией А.А. Ивина. 2004. Приведено по интернет-публикации: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/991#ПРОПАГАНДА0.
  4. Поскольку «Большой юридический словарь» А.Я.Сухарева и др. не даёт определения термину «агитация», а ограничивается только определением термина «Предвыборная агитация», то мы пользуемся определением из словаря: Большой Энциклопедический словарь. 2000. Приведено по интернет-публикации: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/47434.
  5. http://www.battlefield.ru/soviet-german-propaganda.html.
  6. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности.
  7. Возбуждение ненависти и вражды, а равно унижение человеческого достоинства.

См. также

Источники

ВП СССР — Федеральный список экстремистских материалов как объективное выражение разрушения нравственно-интеллектуального фундамента библейской юрисдикции